Рассказал(а):
ИЛАНА
ИЛАНА

На улице темнело. По ту сторону стеклопакетов дневной...

На улице темнело. По ту сторону стеклопакетов дневной свет привычно уступал вечерним сумеркам, а по эту сторону Надя Марипольцева никак не желала уступить Шмыркову в бескомпромиссном состязании "Кто выпьет больше коньяка". На третий час ее прибило курить шмырковские сигареты, причем она так расфокусировалась, что Шмыркову приходилось гасить после нее бычки. Иначе в комнате можно было бы вешать горные лыжи. Шмырков и сам обкурился, его даже Надькины голые ноги перестали возбуждать - верный признак никотинового токсикоза.
- Я еще в институте бросила, - объяснила Надя, прокашливаясь. - Вредная привычка.
- Что да, то да, - согласился Шмырков. - У меня как-то приятель пошел в ночной маркет за сигаретами, так ему по дыне настучали, да еще и бумажник стырили.
- Надо с охраной ходить. У нас в ЧОПе тарифы - стольник за час, баксов, естесстно. Тебе не надо охрану, а, Шмырков? Или жёнушку покараулить?...
- Да ладно, обойдемся как-нибудь. У меня сигареты заканчиваются, не возражаешь, если я в магазин смотаюсь?
- Смотайся. Только это, чтоб честно всё? по дороге - не трезветь!
- Ни в коем случае. - За сигаретами следовало сходить раньше, но достигнутая Надей кондиция вызывала у Шмыркова некоторые сомнения. Теперь сомневаться не приходилось: она не заметит, что оба кармана его пиджака противоестественно отсырели. Начиная с четвертой рюмки, Шмырков выливал туда свой коньяк - этот фокус он освоил в ходе многочисленных попоек с начальником, когда не пить было нельзя, а пить - невозможно.
Притопав обратно с покупками, он обнаружил дверь в квартиру открытой, а Надя виднелась на балконе. Судя по звукоряду, ее конкретно рвало. Шмырков злорадно ухмыльнулся. Пока горнолыжница занята, неплохо бы избавиться от пистолетного металлолома. Тщательно протерев оружие о штаны, Шмырков спровадил его в мусорное
ведро на кухне. Идейка не из тех, за какие номинируют на Нобелевскую премию, но Шмыркову вовсе не хотелось привезти "трофей" обратно домой, а с его склерозом именно так всё и кончится. Потирая руки, он скользнул в комнату и надорвал пластиковую оболочку "восьмерки". Завершить вскрытие не сложилось - Надя появилась с балкона, причем уже не в халатике, а полностью одетая, даже в туфлях и колготках. Без Шмыркова она не теряла времени - по крайней мере, потратила его не только на два пальца в рот.
- Ты куда-то собираешься?
- Да! - взгляд у Марипольцевой был настолько мутный, что Шмырков мог спорить на собственный пиджак: куда бы она ни собралась, это будет настоящее Приключение. В херовом
смысле, конечно.
- Ну так что, с пьянкой завязываем? Кто победил?
- Так, Шмырков! Тшшшшш, Я чё-то к себе в офис на пост охраны дозвониться не могу, небось, они там водку жрут. Ща мы туда быстро съездим, я всех построю, а потом вернемся и продолжать будем.
- Ты себя нормально чувствуешь?
- Нормально. Дай закурить.
Шмырков выдал Марипольцевой сигаретку, но курить Надя не смогла - поплохело с первой затяжки. "Кажется, перебор, - подумалось ей. - И откуда две пепельницы, была же одна!".
Кое-как отклеив сигарету от пальцев, Надя вытолкнула Шмыркова на лестничную клетку - тот едва успел подхватить с трюмо своё барахло. Вот гадство, ведь эта зараза в жопу никакая, не нарваться бы с ней за компанию. А не дать ли ей оборотку, и пусть творит что угодно, только без него?
Но шоу было такое, что или не смотрят вообще, или - до финальных титров.

Финальные титры едва не пошли на улице. Около подъезда они наткнулись на высокого седовласого (нет, желто-зеленовласого!!!) представительного мужчину в черном костюме и
кашемировом полупальто.
- Оп-па-а-а! - сказала Надя, повисая у Шмыркова на локте. - А вот и моя крыша из фээсбе.- Здрасть, дядь Сереж!
Было заметно, что дядя Сережа не любил, когда его называли "крышей из фээсбе" при посторонних. Он также вряд ли любил, когда ему блевали на голову, а именно это с ним явно только что произошло. Дядя Сережа пытался оттереться носовым платком, но серьезных успехов не наблюдалось: его пропитало вплоть до трусов.
- Надя? Нет, ты представляешь, какие скоты, ты вообще видишь, нет?! Это, это ж кто-то сверху сделал!... Уроды. Подожди, не этот твой?...
Подразумевался однозначно Шмырков, который тут же пожалел, что не может просочиться сквозь асфальт в спасительные недра канализации. Наступил момент отбросить ложное джентльменство и сделать ноги, пока не случилось непоправимое. Но в следующую секунду непоправимое случилось: Надю слегка качнуло вперед, а затем вырвало прямо на пиджак дяде Сереже.
- Надежда - пролепетал пострадавший. Кричать он пока не мог.
- Мой компас земной, - с блистательной самоиронией отозвалась Марипольцева. Последовавшая пауза была тягостной, но непродолжительной: Надю снова вырвало. Теперь это уже точно вошло в стадию непоправимости - костюм придется покупать новый, да и полупальто готово к мусорному контейнеру в лучшем виде.
- На- На- Надежда, твою мать.
- А удача - награда за смелость, - звонко, ни в одной ноте не сфальшивив, спела Надя и дернула Шмыркова за пиджак. - А песни. За мной, быстро, бегом! - последствий содеянного она пока еще в полной мере не оценила, но бултыхающееся в коньячном омуте подсознание требовало немедленно оторваться от дяди Сережи. Шмырков был полностью солидарен: чем больше морских миль между ними и дядей Сережей, тем лучше для всех. Они припустили со всей скоростью, которую допускали заплетающиеся ноги Марипольцевой, а вдогонку неслись чудовищные угрозы, наводящие на мысль, что Надиной фээсбэшной крыше кровельные работы уже не помогут.
Следующие полтора часа они колесили по городу в такси. Шмырков многословно втолковал Наде, что за руль лэндкрузера ей сейчас нельзя, и это было хорошо. Плохо было то, что Надя напрочь забыла адрес собственного офиса. Ей, сто пудов, и с поста охраны не ответили потому, что она звонила куда-то в другое место. Дрожащими руками Шмырков выключил свой мобильный: Маша наверняка его заждалась, а Марипольцева то про незнакомую звезду затянет, то с водилой ругается, а то и еще чего. Вряд ли Маша правильно поймет, если на заднем плане прозвучит: "Шмырков, ща кончим и погнали дальше пить!". Шмырков представлял себе дальнейшее развитие событий то так, то по другому, и в любых вариациях получалось
что-то стивен-кинговское в экранизации Форда Кополлы. Но действительность превзошла даже сериал "Рабыня Изаура". Когда всплывшие в отуманенном Надином мозгу обрывки географических подробностей скормили GPS-навигатору, и такси добралось до цели, Марипольцева перевоплотилась в тихоокеанский ураган.
Ворвавшись на КПП, она устроила охранникам разнос, да в таких выражениях, каких не позволял себе сеньор Леонсио с неграми на плантациях. Сперва у охранников наступил "синдром дяди Сережи" - они таращились на госпожу замгенерального, но не издавали ни звука. Шмырков застенчиво мялся сзади. Если высший менеджмент - это вот ТАК, то им с Машкой на роду написано карьеры не сделать. Они и друг на друга-то орать не умеют.
Шмырков чувствовал себя средневековым колдуном, который наслал на соседей чуму и холеру, а они все перемерли, и кто будет убирать трупы? Он бы дорого дал, чтобы не присутствовать при падении на пол монитора внешнего наблюдения, который Надежда Васильевна сбросила специально, "чтобы не пялились тупо, а к телефону подходили!!!". Когда она распорядилась немедленно сдать ей табельное оружие, даже ни черта не смыслящий в чоповских делах Шмырков предугадал некоторый протест. Но, хотя затрещина старшему смены была абсолютно излишней, сразу после этого блевать ему на бронежилет не следовало просто категорически.
Пока Надя препиралась со всеми и с каждым в отдельности на тему, что если ее тошнит, то это не их собачье дело, кто-то из охранников за спинами товарищей связался то ли с самим генеральным, то ли с хозяином конторы. Неизвестный (Шмыркову) VIP мигом перезвонил "замше" на сотовый - Надя глянула на определитель номера, сказала "Аллё, это я" и умолкла. Присутствующим сразу стало легче дышать, а вот Надя дышала всё чаще. Она еще пыталась оправдываться, но это как с Гримпенской трясиной: чем больше барахтаешься, тем глубже увязаешь, а сверху тебя еще и псина мистера Стэплтона обгладывает.
- Я? Рассказала таксисту, что мы кидаем налоговую через, через что?! Не припоминаю, а откуда вы знаете?
- Где наша печать? Ой. По ходу, где и моя сумочка, а где моя сумочка? Там же, где наши коды "Банк-клиент"??? ("В такси", - подсказал Шмырков).
- Нажралась? Да нет, так выпила чуток, с кем не бывает. Но я в форме.
- Ничего подобного, я не... Блевала с балкона? На голову генералу? Послушайте, это, в принципе, не проблема, - Шмыркову вспомнился какой-то импортный политик, то же самое сказавший на пресс-конференции о мирных иракских гражданах, угодивших под бомбовый удар.
Разговор прекратился в одностороннем порядке, Надя надрывно всхлипнула, уронила трубку и жалобно сказала:
- Откройте нам, пожалуйста, дверь.
- Надь, это что сейчас было? - спросил потрясенный Шмырков, когда они покинули "объект".
- Меня уволили, - тихо, с хрипотцой ответила Надя. - А тот бомбила, которого ты, блин, поймал - помощник моего шефа.
Надя была потрясена не меньше Шмыркова. За неполный вечер ей удалось: А) отделаться от надежнейшей "крыши"; Б) вылететь с одной из своих руководящих должностей и В) учитывая пункт "А", вторая должность, скорее всего, тоже сделает ей ручкой в самом обозримом будущем. После разговора с Самым Главным, а еще потому, что свежий ночной воздух развеял хмель в голове, Надя осознала: чисто из принципа не позволив обогнать себя в количестве выпитого коньяка, она в рекордный, достойный книги Гиннеса срок пропила всю свою карьеру. Вот уж попадалово так попадалово, похлеще, чем, блин, Клинтон с Левински, он хоть удовольствие получил. А ей какое удовольствие? Еще и сушняк, как будто остального мало.
Расставаясь - теперь уже навсегда - со Шмырковым, она ох как сожалела о том, что ей не хватило надругаться над этой скотиной десять лет назад. Нет же! Надо было выцепить его в онлайне и опять ставить на нём психоэксперименты, чтобы после, назначив свидание, ткнуть придурка мордой в его наивность и тупость.
У Шмыркова имелись свои напряги: ему было необходимо срочняком выдумать правдоподобную легенду, объясняющую его отсутствие в супружеской постели аж до трех утра.
- Н-н-ну - пожал он плечами, глядя вслед растворяющейся во мраке Марипольцевой. - Меньше надо пить.
Надя шла куда-то в никуда и горько плакала по всем трём пунктам: "А", "Б" и "В". Ей еще предстояло выяснить, что есть и пункт "Г" - одна из "двух пепельниц" находилась в трех сантиметpaX от места на столе, где перед выходом Надя оставила непотушенную сигарету. Она-то и была настоящей.
"Пожар, начавшийся вчера около десяти часов вечера в одном из зданий жилого комплекса на юго-востоке Москвы, полностью уничтожил два этажа и усилиями пожарных бригад ликвидирован только к полуночи. По предварительным данным, очаг возгорания находился в квартире, принадлежащей московской бизнес-леди Н.Марипольцевой. На кухне квартиры найден пистолет, из которого в январе прошлого года был застрелен совладелец элитного салона психоанализа, до последнего времени возглавляемого Марипольцевой. Возможно, бизнес-леди
будет предъявлено обвинение в совершении или организации убийства. Пресс-секретарь салона отказался от комментариев, сославшись на то, что госпожа Марипольцева накануне уволена решением совета директоров". Читать полностью / Обсудить на форуме.
Шмырков утёр скупую мужскую слезу. Ну до чего ядреная горчица, прям в голову даёт. Интересно, когда эти акулы коммерции успели уволить Надьку "накануне"? Накануне она еще собирала материал для своей супер-статьи. ПерестpaXовщики, блин.
- Милый, - в комнату заглянула Маша. - Ты вчера выкинул пистолет?
- Выкинул, Машенька.
- И как? Удачно?
Шмырков дожевал сосиску с горчицей и запил холодным чаем.
- Ты даже не представляешь, н а с к о л ь к о удачно, - глубокомысленно чавкнул он.

-25/41
Про авторские права на истории Все истории, размещённые на сайте, принадлежат их авторам. Если вы нашли свою историю и желаете ее убрать - пишите.
<< Предыдущая Следующая история >>
Новые анекдоты Свежие истории Свалка анекдотов Неопубликованное
Смешные истории из жизни

Комментарии:

Батон 16 Ноября 2012 11:30:18

А где же начало истории?

Добавить комментарий

mail